Ронни Джеймс (ronnie_james) wrote,
Ронни Джеймс
ronnie_james

Category:

Маша Арбатова и История ЧеКа.

Торопитесь на лекцию "про известную разведчицу Зою Рыбкину".
Мммм, а ведь как как любопытно! Ведь казалось бы- чего Маше Арабатовой интересоваться НКВД?
Однако, почитал биографию Зои Рыбкиной и все стало на свои места...
Тут и Коллонтай и Борух Аронович Рывкин (так звали мужа Рыбкиной-Рывкиной).
Откуда такая любовь к палачам-то? Ге-не-ти-ка. Родственники.
 Все те же комиссары в пыльных лапсердаках уничтожающие мил-ли-онами русский людей, целыми родами сводящими в жидкую грязь расстрельных рвов.... Это все "романтические предки" которыми можно только гордиться еврейской девушке.
Спешите на лекцию! 
"Однако злорадный юмор русской истории заключается в ином: вовсе не русские сталинисты из слободы расстреляли Давида Моисеевича и Давида Исааковича, нееет. Это Давид Моисеевич пытал и расстрелял Давида Исааковича как троцкиста. Самого его пытал и расстрелял как правого уклониста и подкулачника Сруль Абрамович. Сруля Абрамовича как врага народа и вредителя пытал и расстрелял Шмуль Аронович. Когда старая большевичка Сима Карцер пытала Шмуля Ароновича, тот, рыдая, признался, что был завербован фашистскими разведками, сдал всех своих друзей и знакомых, но перед расстрелом успеть вскрикнуть «Слава товарищу Сталину!..». Оперуполномоченный Арон Застенкер не сумел арестовать Симу Карцер, когда позвонили в дверь её семикомнатной бывшей профессорской квартиры, она успела застрелиться из наградного браунинга, подаренного Менжинским. Позднее на допросе Арон Застенкер признался следователю НКВД Кацу Менделевичу, что уже давно его завербовала фашистский резидент Сима Карцер, так что Арона Застенкера почти не били, отчего он сошел с ума и умер по непонятной причине в тюрьме, расстрелять его не успели. Каца Менделевича никто и не арестовывал, однажды ночью в его обширном сумрачном кабинете комиссара госбезопасности позвонил кремлёвский телефон, но вместо того чтобы снять трубку, он выдвинул ящик стола, достал свой личный «Вальтер» и застрелился. Ему устроили пышные революционные похороны.
А выживший в большевицких колхозах и гулагах русский слободской паренёк смотрел на эту еврейскую комиссарско-чекистскую карусель и глумливо славил товарища Сталина.
В наследство детям Каца Менделевича, будущим шестидесятникам, от папы достался орден Красного знамени, фотография тов. Сталина с дарственной надписью «Альбатросу революции и моему беспощадному товарищу Кацу», а также та самая семикомнатная бывшая профессорская квартира, где до них проживали Давид Моисеевич и Давид Исаакович, затем Сруль Абрамович, Шмуль Аронович, Сима Карцер и Арон Застенкер. Семью русского профессора шлёпнули ещё во времена Ленина и Троцкого, их имен никто не помнил за ненадобностью для дела социализма и демократии."



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments